Макахики – Гавайский новогодний фестиваль

Среди множества торжественных новогодних празднеств, распространенных у многих народов мира, особый интерес представляет своеобразный ритуальный цикл, проводившийся на Гавайских островах до распространения там христианства.

К моменту прибытия на архипелаг экспедиции английского мореплавателя Д. Кука (1778 г.) гавайское общество было самым стратифицированным не только в Полинезии, но и во всей Океании. На островах было четыре раннегосударственных образования, по одному на каждом главном острове: Гавайи, Мауи, Оаху, Кауаи. Остров Ниихау относился к Кауаи, а острова Молокаи, Ланаи и Кахоолаве принадлежали Мауи. Эти государства находились во враждебных отношениях друг с другом, и их границы часто смещались. Так, часто обретала независимость восточная часть о-ва Мауи, а иногда ее завоевывали правители о-ва Гавайи. О-в Молокаи оказывался в зависимости от о-ва Оаху.

Гавайцы пользовались разновидностью общеполинезийского календаря. У полинезийцев начало Нового года было приурочено ко времени первого восхода звездного скопления Плеяд. Большинство полинезийских народов проживает в низких широтах южного полушария; у них год начинался в конце мая – начале июня с первым восходом Плеяд на утреннем небе. Живущие на двадцатой параллели северной широты гавайцы начинали год с первым восходом Плеяд на вечернем небе. Это событие приходится на ноябрь месяц.

Полинезийский год делился на лунные месяцы, начинавшиеся с новолуния. Гавайский лунный календарь ритуально был разделен на две части: период из четырех лунных месяцев, называвшийся Макахики, посвященный одному из верховных богов гавайского пантеона (их было четыре: Ку, Лоно, Каналоа, Кане) – Лоно (божество плодородия, сельского хозяйства и рождения), и более длительный период из восьми лунных месяцев, связанный с другим верховным гавайским богом – Ку (божество войны). Завершение старого года сопровождалось ритуалом, в котором верховный вождь (алии-аи-моку) размещал полотно перед главным храмом бога войны Ку. После этого он вместе с верховным жрецом (кахуна нуи) ночью собирались в храме в ожидании первого восхода Плеяд (по-гавайски – Макалии – «маленькие глаза»). Когда это происходило, верховный вождь совершал обряд куапола, при котором он разбивал зеленые кокосы, символизирующие жизнь, очищение и возрождение.

Следовавший четырехмесячный сезон считался и новогодними празднествами и фестивалем урожая (посадка бататов завершалась перед Макахики). В этот период религиозная активность проходила в храмах бога Лоно, а все военные действия на это время были строго запрещены. Празднества начинались с обрядового купания, после которого люди облачались в новые одежды.

Во время Макахили совершался сбор дани, состоявший из двух стадий. Во время первой стадии, престижные пищевые ресурсы (особенно собаки) и ценные предметы (в основном тапа) подносились верховному вождю и размещались впереди оперенного изображения его персонального бога Кукаилимоку (божество войны). Во время процесса сбора дани изображения меньших богов (покровительствующих отдельным районам) не могли находиться в вертикальном положении, их неизменно располагали горизонтально, как явный символ преклонения перед верховным вождем. Собранные богатства затем перераспределялись между жрецами, вождями, воинами и другими фаворитами верховного вождя, но ничто не доходили до рядовых общинников, которые эти вещи и производили.

Вторая стадия сбора дани проходила под эгидой бога Лоно, и состояла из двух кругооборотов так. наз. «длинного бога» (акуа лоа) и «короткого бога» (акуа поко), проходившие через территориальные единицы какого-либо гавайского государства. Акуа-лоа состоял из трех-четырехметрового деревянного шеста с вырезанным на его верхнем конце небольшим изображением Лоно. В верхней части шеста крепилась деревянная перекладина, к которой привязывались длинные полотнища белой тапы, белые шкурки темноспинного альбатроса, листья папоротника палапалаи (Microlepia strigosa) и венки из перьев. Это изображение несли перед верховным вождем, которым плачем выражал свою любовь этому богу и размещал на изображении свое аристократическое ожерелье – леи нихо палаоа. Кроме того, он кормил свининой, таро, кокосовым пудингом (кулоло) и поил кавой человека, несшим это изображение (этот человек символически представлял рот бога). Подвластные верховному вождю земли подносили дань Лоно в виде свиней, собак, кур, одежды, перьев и других съестных припасов. «Длинный бог» в течение 23 дней завершал свое правосторонний (по часовой стрелке) обход по сбору дани. «Короткий бог» шел против часовой стрелки и завершался в течение четыре дней, фактически ограничиваясь посещением собственных владений верховного вождя.

Во время Макахики проводились всевозможные развлекательные мероприятия: танцы, песни, спортивные состязания (кулачный бой, борьба, метание копий, серфинг, катание на деревянных салазках (вдоль холма по искусственному желобу с выстланным скользкой травой дном), гонки на каноэ).

Сезон Макахили завершался серией ритуалов, посредством которых верховный вождь вырывал символический контроль над государством от Лоно. Наиболее драматическим из них был обряд калии. В это время Лоно как бы возвращался в свой главный храм, а верховный вождь выходил на каноэ в море. Когда он высаживался перед храмом, то подвергался нападению вооруженных воинов, которые метали в него копья с намерением попасть. В его задачу входило уклоняться от копий или отбивать их. Таким образом, верховный вождь символически возвращал себе государство. Затем в храме Лоно он приносил в жертву этому богу свинью. После этого все изображения бога Лоно заворачивали и убирали в особую хижину в храме бога войны Ку (луакини), где они хранились до следующего года. Заключительным ритуалом Макахики была отправка «каноэ дани» (ваа аухау), наполненной различными продуктами питания, дрейфовать в открытое море, унося с собой Лоно, который должен снова вернуться спустя восемь месяцев.

Примечательно, что прибытие Кука на Гавайи произошло во время сезона Макахики, что первоначально и дало основание гавайцам отождествлять его с богом Лоно.

 

Игорь Чининов

кандидат исторических наук

научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований

Института этнологии и антропологии РАН

Назад в раздел