Племянник Миклухо-Маклая — Артемий Миклухо-Маклай

Племянник Миклухо-Маклая — Артемий Миклухо-Маклай
Имя исследователя Юго-Восточной Азии, русского ученого Николая Николаевича Миклухо-Маклая знакомо едва ли не всем россиянам. Можно сказать, хрестоматийным стало упоминание его экспедиций в середине XIX века в далекие от России Австралию, Океанию, изучение жизни и быта папуасов Новой Гвинеи. Великий русский ученый все это смог осуществить в отмеренные ему судьбой всего 42 года. После ухода из жизни Н.Н.Миклухо-Маклая эта несколько необычная для слуха фамилия получила вторую жизнь. Из рода выдающегося ученого вышла плеяда других талантливых исследователей, вписавших свое имя в отечественную науку. Один из них – Артемий Дмитриевич Миклухо-Маклай, судьба и научные поиски которого на протяжении почти 20 лет в ХХ веке были связаны с Коми республикой.

Яблоко от яблони…

Артемий Миклухо-Маклай появился на свет в городе Малине 26 июля 1908 года. Любопытно, что к роду Миклухо-Маклаев он принадлежал и по линии матери, и по линии отца. Его мать Серафима Михайловна была дочерью младшего брата выдающегося ученого Николая Миклухо-Маклая – Михаила, а отец Дмитрий Сергеевич – сыном старшего брата Сергея. Такие родственные браки в дворянской среде были в то время не редки. У Артемия Дмитриевича был еще младший брат Андрей.

В 1928 году семья Артемия Дмитриевича переезжает в Ленинград, где он в 1931 году поступает в Горный институт. На выбор будущей профессии повлияли и дед, и отец. Дед – Михаил Николаевич Миклухо-Маклай – в свое время тоже окончил Горный корпус, после чего вел геологические исследования на Севере России, в частности в Олонецкой губернии. Им же впервые было дано геологическое описание острова Вапаам. Собранные материалы позже использовались при составлении первой геологической карты европейской части России. Геологами-палеонтологами впоследствии стали и старший внук Артемий, и младший Андрей.

Большое влияние на формирование личности Артемия Миклухо-Маклая оказал отец Дмитрий Сергеевич, который провел огромную работу по систематизации наследия своего дяди Николая Николаевича. До войны и гибели в блокадном Ленинграде он состоял секретарем в редакции журнала «Известия Всесоюзного географического общества». До самого последнего дня – 2 января 1942 года – он вел дневники в осажденном городе. Эту нацеленность на научный поиск, волю и выдержку унаследовал и его сын Артемий.

Поначалу у него все складывается благополучно. Поступает в аспирантуру, работает на кафедре геологии ЛГУ, защищает диссертацию, становится доцентом. В это же время обзаводится семьей, женится на Вере Дмитриевне Чехович. Перед самой войной с супругой отправляются на Дальний Восток, где Артемий Дмитриевич проводит геологические работы в отрогах Малого Хингана. Из геологической партии сразу же после объявления войны возвращается в Ленинград и уже в июле 1941 года уходит добровольцем в народное ополчение.

Побег из концлагеря

Артемия Миклухо-Маклая зачисляют в пятый истребительный полк, который дислоцируется в тылу фашистов под Псковом. В боях это партизанское соединение теряет много бойцов, и в конце сентября 1941 года командование приказывает его руководству перейти линию фронта и присоединиться к регулярным частям. На этот изнурительный кровавый переход ушел почти месяц. Группу, которую выводил разведчик Миклухо-Маклай, окружали немцы, многие его товарищи полегли во время бесчисленных перестрелок. Чудом удалось выйти к советским частям. Вскоре после этого, 9 ноября 1941 года, часть, где находился Артемий Дмитриевич, попала под мощный артобстрел. Его ранило, контузило. Очнулся он в фашистском плену.

Начались трехлетние скитания по концлагерям: Латвия, Литва, Германия… Немцы были осведомлены о том, что перед ними ученый, высочайший профессионал своего дела. Говорила о многом и фамилия пленного бойца. В каждом из лагерей его вызывали на допрос и предлагали сотрудничать. Но он для себя в этих нечеловеческих условиях определил единственное приемлемое решение – любой ценой убежать из плена. Очутившись в 1945 году в концлагере Блямау, который находился в горах, он решил воспользоваться его местонахождением и попытаться скрыться. На очередном допросе геолог наконец согласился написать по памяти работу о геологии и полезных ископаемых одного из районов Средней Азии. Никаких секретов он, взявшись за перо, не выдавал: все это было уже описано в мировой научной литературе. А все новое, которое он вводил в свое описание, являлось вымыслом, не имевшим ничего общего с реальностью.

Параллельно с работой готовился и побег. Пленный солдат сумел похитить топографическую карту и компас. Наконец в апреле 1945 года ему удалось бежать. С большим трудом он вышел к советским войскам и здесь подробно рассказал о своих злоключениях. И почти сразу же был осужден военным трибуналом по статье 58-15 за «измену родине» на десять лет с последующим поражением в правах на пять лет. Так очутился в Воркуте.

Возвращение свободы

Подробности о лагерных скитаниях Артемия Миклухо-Маклая оставила в своих воспоминаниях Мария Самойловна Калецкая, работавшая с ним в геологической службе Воркуты. Именно она, получив пропуск в лагерную зону, носила ученому для определения шлифы и образцы горных пород, собранных во время полевых экспедиций. Даже в заключении Артемий Дмитриевич интенсивно работал: через его руки прошли тысячи образцов пород Полярного и Приполярного Урала. Долгие часы он просиживал в тесной каморке, склонившись над микроскопом. Напряженная работа в какой-то мере помогала отвлечься от тяжелых мыслей и дум. Уже почти тринадцать лет он оставался узником – сначала фашистских, затем советских лагерей.

Освобождение последовало 31 декабря 1954 года. Этому предшествовала глубокая депрессия, помноженная на полный упадок сил и пошатнувшееся здоровье. Артемий Дмитриевич в таком состоянии отказывался покидать лагерную зону. Лишь усилия друзей и его товарища по Горному институту известного геолога Владимира Погоревича заставили узника взять себя в руки хоть на те несколько дней, пока оформлялись документы на освобождение.

Новый 1955 год Миклухо-Маклай встречал в Воркуте в кругу семьи Владимира Васильевича Погоревича. Начинался новый этап его жизни.

Освобожденного геолога зачислили в геологическую экспедицию. Но работать он не мог. К счастью, в Воркуте в те годы трудился цвет отечественной медицины. Первоклассные врачи помогли к весне 1955 года Миклухо-Маклаю встать на ноги, окрепнуть, втянуться в работу. Весной ему предложили возглавить геолого-съемочную партию, но взвалить на себя ответственность по проведению масштабных работ в этот раз он не рискнул. Поехал в «поле» рядовым геологом. В течение последующих десяти лет он объездил огромные районы на Полярном и Приполярном Урале, по Кожиму, Лемве и в качестве старшего геолога, и начальника партий. В этих экспедициях им были выявлены, изучены, обобщены многие секреты геологического строения этих территорий, большое значение получили его петрографические исследования о центрах оледенений.

В жизни и в музее

«Работал он с большим интересом, энергично, напористо, передавая свою увлеченность окружающим. Он был человеком и быстрым, и требовательным, по доброму относился к своим подчиненным, обладал богатым чувством юмора», – писала М.Калецкая о своем коллеге Миклухо-Маклае. Все, кто общался в те годы с Артемием Дмитриевичем, отмечали его особую любовь к лошадям. Это было единственное транспортное средство во время экспедиций для перевозки грузов. В геологической партии их обычно насчитывалось восемь-десять. Геолог строго следил за тем, как лошади оседланы, не натерты ли их спины. Любил сам кормить их овсом перед выходом на маршрут. И искренне радовался, когда на его зов слышалось легкое ржание и топот копыт спутанных на ночь лошадей, спешивших на лакомое угощение.

Племянник Миклухо-Маклая — Артемий Миклухо-Маклай
Последний полевой сезон А.Д. Миклухо-Маклая. Конец 70-х годов.

Зная не понаслышке, что часто выдаваемые спецодежда и обувь приходят в негодность уже к середине работ в геологической партии, Миклухо-Маклай возил с собой в «поле» мешок личной обуви и одежды для рабочих. Всегда старался помочь найти работу в Воркуте после окончания полевых экспедиций сезонным рабочим. До сих пор приятно поражают отчеты Артемия Дмитриевича: лаконичные, ясные, содержательные. А во время праздников он был веселым собеседником, легко устанавливал контакт с ребятишками.

До 1972 года Артемий Миклухо-Маклай прокладывал все новые маршруты на Севере. Им здесь были пройдены тысячи километров. В последние годы пребывания в Коми он работал в Ухтинской экспедиции, изучая породы нефтеносных толщ. Хотя еще в 1957 году ученый добился реабилитации, лишь на склоне лет смог возвратиться в Ленинград. «Жаль, на долгий срок Артемий Дмитриевич оказался оторванным от своей работы, ибо советской науке небезразлична его судьба, и она ждет возвращения своего талантливого представителя» – так писал известный геолог, академик, лауреат Ленинской премии Д.В.Наливкин. Маститый ученый отмечал и то, что «Артемий Дмитриевич не способен на поступки, недостойные советского патриота, и что даже в плену он их не совершал. Я в этом глубоко убежден».

Талантливый человек с трагической судьбой Артемий Дмитриевич Миклухо-Маклай ушел из жизни в 1981 году. Его вдова Вера Дмитриевна Чехович в геологический музей ГГК «Миреко» в Воркуте после кончины супруга прислала копии документов, фотографии, его личные вещи. В этом году они востребованы особо: ученому-геологу с громкой фамилией, достойному потомку великого предка исполняется 100 лет со дня рождения.

 

Маргарита КРОЧИК, г. Воркута

Назад в раздел