Вопросы о Миклухо-Маклае

Миклухо-Маклай Николай Николаевич  

Л.Н. Толстой в 1886 г. написал Миклухо-Маклаю: «Вы первый несомненно опытом доказали, что человек везде человек… в общение с которым можно и должно входить только с добром и истиной, а не с пушками и водкой». Представление о Миклухо-Маклае, как о великом гуманисте опережало представление о нем, как об ученом.

Научное наследие Н.Н. Миклухо-Маклая включает в себя дневники путешествий, научные статьи, конспекты лекций, письма, рукописи. Важнейшей его частью являются многочисленные рисунки, а также коллекции предметов культуры народов Папуа-Новой Гвинеи, Меланезии и других регионов, которые посетил путешественник.  

Последнее и наиболее полное собрание сочинений Н.Н. Миклухо-Маклая было издано в 1990-1999 гг. издательством «Наука». Несмотря на это исследователи и по сей день продолжают находить неопубликованные и/или неизвестные материалы.

Не устаревает и научная значимость его трудов – они остаются детальным и актуальным источником по культуре ряда до сих пор малоизученных народов. Также, далеко не исчерпаны возможности теоретического прочтение наследия ученого.

Российская наука знает множество путешественников и ученых, изучавших различные народы и культуры. Почему же все-таки Н.Н. Миклухо-Маклай — «этнограф №1», его имя носит Институт Этнологии и Антропологии, и это имя известно даже людям относительно далеким от этнографии?

Н.Н. Миклухо-Маклай стоял у истоков отечественной этнографии именно как научной дисциплины. Разумеется, и до него проводился сбор этнографического материала, достаточно вспомнить Степана Крашенинникова или Иоганна Георги.

И, тем не менее, то, что сделал Миклухо-Маклай, отличается от того, что было ранее. До него в российской науке этнография рассматривалась как своего рода «золушка» в семье естественных и географических наук и все исследования носили комплексный характер, где этнография шла через запятую. Н.Н. совершенно четко выделяет и формулирует то, что впоследствии станет предметом этнографии: «…цель – исследование первобытных народов – мне казалась достойной посвятить ей несколько лет жизни». И в наше время культура «первобытных» народов, т.е. народов с традиционной,  бесписьменной культурой, является одним из основных предметов  этнографии как науки.

Н.Н. Миклухо-Маклай вышел за рамки того понимания этнографии, которое на тот момент существовало в России, он был знаком с современными ему, в т.ч. и теоретическими разработками в области этнологии, физической антропологии, расогенеза. Опираясь на эту базу, он не ограничивался поверхностным описанием, он ставил фундаментальные задачи и решал он их на высоком уровне; поэтому Н.Н. М.-М. еще и первый российский этнограф, роль которого безоговорочно признана во всем мире.

Какое самое значимое для общества открытие сделал Н.Н. Миклухо-Маклай ?

Одним из важнейших является его теория о равенстве рас, отвергавшая представления о папуасах, как о «низшей» или «промежуточной» расе.

В честь 150 летия в 1996г. ученый был провозглашен ЮНЕСКО ГРАЖДАНИНОМ МИРА. Николай Николаевич опередил свое время, его иди и теории актуальны и сегодня.

До Миклухо-Маклая все исследователи изучали только природу, а народы, населяющие «открытые» ими территории, их никогда не интересовали. То есть, в первую очередь, ценными им представлялись природные ресурсы, которые можно было черпать, не считаясь с местным населением. И только Николай Миклухо-Маклай первым задумался о ценности культуры аборигенного населения и как быстро «белая» раса способствует исчезновению целых народов.

Как воспринимали современники Миклухо-Маклая ?

Представление о Миклухо-Маклае, как о великом гуманисте опережало представление о нем, как об ученом. В определенной степени это способствовало распространению знания, что путешественник изучал папуасов и боролся за их права; но исследователи-биографы, отдавая должное последнему, все больше сосредотачивались на идеологической стороне вопроса. В результате, в какой-то момент, гуманист стал затмевать собой ученого. Несомненно, Миклухо-Маклай искренне и глубоко переживал за судьбу коренного населения не только Новой Гвинеи, но и других регионов, где вдоволь насмотрелся на действия тредоров и прочих представителей европейской цивилизации. Пытаясь защитить Берег Маклая[1] и его население от судьбы колонии одной из европейских держав, он настойчиво просил Александра III и его министров о признании Россиею самостоятельности Берега и объявлении здесь русского протектората. По той причине, что все присоединенные земли и народы к Российской империи сохраняли свою идентичность. Две причины помешали этому: объективная – стратегическая незаинтересованность русского правительства в данной точке на карте (в отличие от дальневосточных рубежей страны) и субъективная – у Миклухо-Маклая был ловкий «соперник», сумевший добиться искомого для Германии.

Что помогло выжить  среди людей каменного века ученому, почему он ссылается на привитое в семье уважение ко всем национальностям?

Надо сказать, что жизненные принципы и вечные семейные ценности не были пустыми словами для Миклухо-Маклая. С детства отец и мать ученого воспитывали его и его братьев и сестру во вневременных понятиях о добре и зле, взаимоотношении между людьми. Брат Н.Н. Миклухо-Маклая Михаил вспоминал: «В нашей семье не было квасного патриотизма, мы были воспитаны в уважении всех национальностей, в уважении личности». Надо сказать, что в родословной Николая Николаевича смешались и русские, казаки, поляки, и немцы, и украинцы, не говоря уже о знаменитом предке — шотландском бароне, который попав в плен к казакам в битве при “Желтых Водах” в XVII веке, осел и женился на сестре пленившего его казака. Только человек высоких человеческих ценностей мог остаться в живых в условиях мира каменного века, используя, как оружие свой научный склад мысли и истинные человеческие качества привитые в семье. В разговоре с итальянцем Пальди, которого туземцы убили через некоторое время после этого общения, Николай Николаевич убеждал: «Вы считаете вашим другом и помощником, вашею силою Ваш револьвер; моя же сила на Берегу Маклая было хорошее и справедливое обращение с туземцами; револьвер же мне никогда не казался там нужным инструментом. Вы хотите, чтобы туземцы Вас боялись благодаря револьверу и ружью; я же добивался и добился их доверия и дружбы.» Невозможным кажется рассмотрение деятельности ученого отдельно от его человеческого подхода к своим исследованиям.Только благодаря своей толерантности, уважению и пониманию традиций и культуры изучаемых им народов он смог стать своим, что позволило ему собрать уникальные сведения о племенах, без гипотез и предложений, а фактически зафиксировать уходящий на глазах каменный век.  Собрание его научных трудов до сих пор является бесценным, актуальным источником для исследователей.

Как бы Вы могли охарактеризовать то научное наследие, которое оставил Н.Н. Миклухо-Маклай?

Если говорить о составе, то это несколько групп источников: текстовые документы  – и статьи, и дневниковые записи и переписка, как деловая, так и личная; коллекции, хранящиеся в МАЭ РАН; изобразительные материалы – рисунки и фотографии. 

Охарактеризовать значимость наследия М.-М. и легко и трудно. Легко, потому что она очевидна; при всей этой очевидности, впрочем, хотелось подчеркнуть тот факт, что география его исследований не ограничена Новой Гвинеей. Он посетил множество уголков Океании, и в ряде случаев его материалы остаются одними из немногих по тому или иному региону. А трудно, поскольку известно, что Н.Н. планировал обобщающий труд по Новой Гвинеи и Меланезии, но труд этот не успел увидеть свет. Т.е. Миклухо-Маклай нам что-то не договорил, и исследователям теперь остается «между строк» попытаться понять, что же именно.

Брак с разрешения  Императора?

Неординарность фигуры Николая Николаевича Миклухо-Маклая выразилась и в его личной жизни.

В конце 1881 года он знакомится  с дочерью сэра Джона Робертсона, бывшего премьер-министра колонии Новый Южный Уэльс, Маргаритой Кларк-Робертсон

Родственники и друзья возлюбленной ученого были против. Кроме того, после замужества, Маргарита теряла бы после свадьбы ренту,

Отец Маргарет предложил Николаю Николаевичу испросить разрешения у российского императора на брак с иностранкой, надеясь на отказ. Однако ученый получил от обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по распоряжению императора разрешение на брак с протестанткой по протестантскому обычаю. Уникальный случай для российской истории.

27 февраля 1884 года Николай Миклухо-Маклай и Маргарита Кларк-Робертсон обвенчались.

При возвращении из Австралии по дороге в Санкт-Петербург, в Вене Николай и Маргарита вторично обвенчались, теперь уже по православному обряду. После смерти Микулухо-Маклая в 1888г., Александр III назначил вдове пожизненную пенсию, которая выплачивалась через русского консула в Австралии до 1917 года в знак признания заслуг ученого, куда вернулась вдова.

Какое из качеств Н.Н. Миклухо-Маклая, как человека или ученого Вы бы могли выделить?

О Н.Н. Миклухо-Маклае написано много литературы и даже кинематограф отдал ему дань, в связи с чем и сформировался его образ в представлении большинства людей, и этот образ овеян, скорее всего, неким романтическим ореолом. На самом деле, в жизни Н.Н. было очень мало романтики и очень много лишений. Что же касается качеств, то одним из основных, на мой взгляд, была невероятная целеустремленность это качество он взял от отца Николая Ильича, который будучи небогатым малоросским потомственным дворянином пешком дошел из Черниговской губернии до столицы Империи Санкт-Петербурга, чтобы поступить в корпус путей сообщения, который блестящее закончил в последующим став первым начальником Московского вокзала в Санкт-Петербурге, на века вписав свое имя в золотую книгу 200 выдающихся выпускников Университета путей сообщения. Семейный девиз через века передаваемый в семье Миклух  «Всегда держу одно слово» отвечает на вопрос почему Н.Н. Миклухо-Маклай всегда доводил намеченное (обещанное) до конца.

Кажется, что именно это невероятное упорство, это императивное желание довести задуманное до конца сформировало его в т.ч. и как ученого и позволило сделать так много за столь недолгую жизнь.

Родовой девиз, почему вы считаете это важным?

Родовой девиз! «Tengo una palabra» – «Держу одно слово».

В каждой образованной семье России , существовал девиз. Фактически,  это правила семьи, вот те правила, которые завещал Н.Н.Миклухо-Маклай и которыми пользовалась вся семья, сохраняя тем самым семейные ценности на основе которых и сформировалась личность великого русского ученого.

  1. Помни, что каждый вечер мы делаемся беднее на один день.
  2. Твои права оканчиваются там, где начинаются права другого.
  3. Не делай другому того, что не желаешь, чтобы сделали тебе.
  4. Не обещай – раз обещав, старайся исполнить.
  5. Никогда не раскаивайся в том, что сделал, но если осознал, что сделал плохо, – не повторяй.
  6. Не берись за дело, не будучи уверенным, что его выполнишь.
  7. Раз начав работу, старайся ее кончить как можно лучше – не переделывай ее несколько раз. На следующей работе не повторяй ошибок первой.
  8. Если не сделаешь, когда можешь, не сможешь сделать, когда и захочешь.
  9. Людей следует ценить по тем целям, которые они перед собой ставят.
  10. Все, куда человек стремится, является бесконечным.
  11. «Tendo una palabra» – «Держу одно слово».

Последнее было жизненным девизом рода потомственных дворян Миклухо-Маклаев (в России каждый потомственный дворянин должен был иметь родовой девиз).

Вероятно и у Вас, есть в семьях девиз, который вдохновляет, помогает в трудную минуту, заставляет гордиться своими предками, если же Вы по какой то причине забыли его, задумайтесь, может стоит его создать!

Передавать из поколение в поколение то, что наполняет потомков и заставляет помнить о предках — это потрясающе!

Почему Вы считаете важным знать свои корни?

Для любого человека важно знать свои корни, это уважение к своим предкам, традициям, это заставляет думать о том как ты поступишь и какую память оставишь о себе. Это твоя история, которая формирует личность, учит .

Если ты знаешь о герое “Цусимы” капитане первого ранга крейсера “Адмирал Ушаков” Владимире, младшем брате Николая Николаевича, который геройски погиб отказавшись от помощи японцев спасавших моряков, отправив их спасать в первую очередь матросов, после чего утонул в холодной воде, оставив место в шлюпке своим подчиненным.

Если помнишь, как Николай Ильич, отец Николая Николаевича пешком дошел с Украины д. Стародуб Черниговской губерни до столицы Империи Санкт-Петербурга, чтобы выучиться и получить высшее образование. Впоследствии он стал первым начальником вокзала Николаевской железной дороги, который на строительстве жил с рабочими в палатках раделяя с ними все трудности, хотя мог жить в комфорте.

Когда помнишь казака Степана Миклуху, который первым ворвался в крепость “Очаков” во Второй Русско-турецкой войне, после которой Крым отошел к России. После этого Екатерина Великая  за его смелость даровала Степану и семье потомственное дворянство.

Когда помнишь деда, который прошел всю Великую Отечественную войну полковым разведчиком и вернувшись с войны не обращал  внимание на осколки которые выходили из тела в течении всей жизни, взялся за работу в университете и впоследствии стал доктором наук, профессором геологического факультета. Когда помнишь других славных родственников , знаешь как они поступали, невольно берешь с них пример.

Из поколения в поколение преданная любовь к Родине, глубокий сознательный демократизм, большое мужество, то чему учит меня поколения моих предков.

В стране много семей которые по праву могут гордиться своими корнями.

К сожалению, связи поколений у многих утеряны, напомнив о своей семье, я смогу  обратить внимание на семейные исторические ценности, которые есть у каждого.

Материал подготовлен:

Миклухо-Маклаем Николаем Николаевичем, потомком Миклухо-Маклая Н.Н.,

Ариной Александровной Лебедевой экспертом Фонда им. Миклухо-Маклая, кандидатом исторических наук работающей в отделе Австралии, Океании и Индонезии МАЭ (Кунсткамера) РАН.

По материалам:

Белков П.Л. Происхождение Н.Н. Миклухо-Маклая как «человека науки». Записная книжка «Ethnologia»: проблема выбора главной задачи // Старое и новое в изучении этнографического наследия Н.Н. Миклухо-Маклая. СПб., 2014.  C. 9-49

Миклухо-Маклай Н.Н. Собрание сочинений в шести томах. Т. III. М., 1993.

Миклухо-Маклай Н.Н. Собрание сочинений в шести томах. Т. V. М., 1996.

[1] Часть северо-восточного берега Новой Гвинеи от залива Астролябии до полуострова Хуон – местность, где Миклухо-Маклай жил и проводил основную часть своих исследований на Новой Гвинее. 

Назад в раздел